ИЗ ИСТОРИИ ПЕРВОГО ПОРОХОВСКОГО КЛАДБИЩА

Современное Пороховское кладбище является третьим по счету. Первое располагалось на берегу Охты, вокруг старого Ильинского храма. Во 2-й половине XVIII века, в связи с расширением Охтинского порохового завода и прилегающего селения, было устроено новое кладбище. Оно находилось близ пересечения современных улиц Коммуны и Красина. В начале XIX века его перенесли на нынешнее место, близ Рябовского шоссе.

Остатки первого кладбища сохранялись на протяжении почти двухсот лет. Еще в 1930-е гг. в сквере рядом с Ильинским храмом можно было видеть старинные могильные плиты.1

Точная дата возникновения кладбища неизвестна. Это произошло вскоре после основания Охтинского порохового завода в 1715 г. Следует отметить, что у Пороховского некрополя мог быть «предшественник» в допетровские времена, так как в период шведского владычества на месте будущих Пороховых находились кирпичные заводы. Несомненно, что первые захоронения петровской эпохи появились раньше, чем был построен Ильинский храм. В 1721 г. пороховские рабочие подали прошение об устройстве для них церкви. Из текста прошения видно, что к тому времени смерть уже стала частой гостьей на Пороховых: «мы при пороховой работе у смертного дела помираем без покаяния и без причастия Христовых Тайн».2

Вероятно, до постройки храма усопших погребали вокруг существовавшей ранее часовни. Часовня послужила основой для будущей церкви, или, как минимум, находилась в непосредственной близости от нее. Вновь возведенный храм остался центром некрополя – было установлено «под кладбище и попу с причетники под селидьбу отмерять земли от церкви во все стороны по сороку сажень».3

Имена первых людей, похороненных на Пороховском кладбище, неизвестны, так как до введения метрических книг в 1722 г. документального учета усопших в России не было.

Первым человеком, чье отпевание было зафиксировано в ильинской метрической книге, стала Мария Иванова, жена охтинского плотника. Она умерла в мае 1722 г.4, еще до окончания строительства храма. Из метрической книги видно, что в этом году ильинский священник совершал требы не только для пороховчан, но и для охтян – жителей плотницкой слободы в устье реки Охты. Можно предположить, что до устройства Большеохтинского кладбища в 1727 г., жителей Охты какое-то время хоронили на Пороховых. К сожалению, до 1750-х гг. в метрических книгах Ильинского храма не указывали места погребений. Поэтому доказать такое предположение не представляется возможным.

Первым известным по имени человеком, чье погребение на Пороховых не вызывает сомнений, стала жена порохового ученика Михаила Антонова, Анна, умершая в январе 1723 г.5

В 1723-1725 гг. в Ильинке хоронили в основном пороховчан – сотрудников Охтинского порохового завода и членов их семей, реже – крепостных крестьян из окрестных деревень. Метрические книги храма за 1726-1734 гг. не сохранились, поэтому имена погребенных в этот период неизвестны.

Во второй половине 1730-х гг. и в последующие десятилетия вокруг храма продолжали хоронить пороховских рабочих и местных крестьян, среди которых были крепостные таких известных личностей как фельдмаршал фон Миних, А.Р. Брюс, С.Л. Рагузинский-Владиславич и др., чьи владения находились в окрестностях Пороховых.

В 1738 г. на кладбище была погребена Феодосия Ивановна6, вдова талантливого изобретателя, сержанта Якова Трофимовича Батищева, который в 1720-1725 и 1727-1730 гг. командовал Охтинским пороховым заводом7

В 1742 г. на Пороховых похоронили младенца Анну, дочь известного в свое время священника Игнатия Васильева, настоятеля Сергиевской Артиллерийской церкви8(впоследствии собора Всей Артиллерии). О. Игнатий состоял в родстве с духовенством Ильинского храма.

Первым ильинским клириком, похороненным близ церкви, стал пономарь Василий Аникеев, умерший в январе 1742 г.9 Первым священником – скончавшийся в 1760 г. отец Евтихий Ильич Полунин10.

В 1763 г. на старом Пороховском кладбище были похоронены ильинский священник Петр Алексеев и его матушка Дарья Петровна11, по-видимому, умершие от оспы (подробно об их судьбе говорится в декабрьском номере «Ильинского вестника» за 2015 г. и на сайте храма).

По мере расширения штата Охтинских пороховых заводов, увеличивалось и заводское селение. На кладбище, расположенном вокруг храма в центре поселка, перестало хватать места. В ходе переустройства завода в 1770-е гг. было решено выделить участок под новое кладбище. На плане 1778 г. поблизости от Охтинской плотины (в районе пересечения современных улиц Коммуны и Красина) отмечено «назначенное впредь место для церкви св. Димитрия Ростовского и кладбища»12. Иными словами, на новое кладбище планировалось перенести деревянную церковь Свт. Димитрия – построенный в 1760 г. теплый храм Ильинского прихода13. При изучении дореволюционных публикаций создается впечатление, что данный замысел был нарушен – согласно «Историческому описанию Охтинского порохового завода»14 и «Историко-статистических сведений по Санкт-Петербургской епархии»15 в 1779 г. на новом кладбище была освящена церковь в честь вмч. Георгия.

Архивные находки внесли ясность в эту ситуацию. «На другое место с оградой, в которой впредь будут погребаемы живущие на заводах» действительно был перемещен храм свт. Димитрия Ростовского. Но в процессе переноса его «почти совсем перестроили», после чего он был освящен заново, уже в честь вмч. Георгия. Причем произошло это не в 1779, а в 1781 г.16

С 1782 г. в метрических книгах Ильинского храма появляются записи о погребении усопших на новом месте – «при церкви святого великомученика Георгия»17.

При этом старое кладбище, вокруг Ильинского храма, ликвидировано не было. Еще в XIX в. там изредка совершались захоронения «по-видимому, по особому случаю или распоряжению»18. Так, в 1831 г. рядом с новым зданием Ильинской церкви был погребен бывший командир Охтинского порохового завода, а на момент смерти – инспектор пороховых заводов, участник Отечественной войны 1812 г., генерал-майор Даниил Федорович Кандыба, а в 1859 г. – его сын, отставной генерал-майор Тимофей Данилович19. В 2006 г. им была установлена памятная доска20.

Но уже в XIX в. от старого кладбища, скорее всего, оставались только каменные надгробия над могилами известных людей. Захоронения рабочих и крестьян, отмеченные простыми деревянными крестами, должны были быстро исчезнуть после устройства нового некрополя.

Каменные могильные плиты были утрачены постепенно в течение XX века, особенно в советские годы. В наше время от старинного кладбища рядом с Ильинским храмом не осталось никаких следов. На месте, где находился некрополь, в настоящее время расположен сквер в центре которого – крест на месте уничтоженной церкви вмч. Параскевы.

 

Священник Павел Кадосов

 



1 Приамурский Г.Г. Пороховское кладбище // Исторические кладбища Санкт-Петербурга. Изд. 2-е, дораб. И исп. – М.: Центрполиграф, 2011. – С. 614.

2 Цит. по: там же. С. 612.

3 Цит. по: Приамурский Г.Г. Пороховское кладбище // Исторические кладбища Санкт-Петербурга. Изд. 2-е, дораб. И исп. – М.: Центрполиграф, 2011. – С. 613.

4 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1722 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 770. Л. 52об. Кадр 55.

5 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1723 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 770. Л. 59. Кадр 61.

6 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1738 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 7. Л. 539. Кадр 496.

7 Краснолуцкий А.Ю. Охтинская энциклопедия. Малая Охта. – М.: Изд-во Центрполиграф, 2011. – С. 331.

8 Метрическая книга церкви Прп. Сергия Радонежского в Артиллерийских слободах за 1742 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 12. Л. 324. Кадр 327.

9 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1742 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 13. Л. 351об. Кадр 347.

10 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1760 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 49. Л. 316. Кадр 320.

11 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1763 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 55. Л. 254. Кадр 257.

12 Цит. по: Приамурский Г.Г. Пороховское кладбище… С. 614.

13 Там же. С. 613.

14 Каменев К.И. Историческое описание Охтенского Порохового завода: в 2-х ч. – СПб.: типография «Артиллерийского журнала», 1891-1894. – Ч. I. – С. 181.

15 Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии: Вып. 8-й. – СПб., 1884. – С. 217.

16 О перестройке и перенесении на другое место церкви Дмитрия Ростовского при Охтинских пороховых заводах // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 1. Д. 11092. Л. 1, 3.

17 Метрическая книга храма Св. пророка Божия Илии при Охтинских пороховых заводах за 1782 г. // ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 93. Л. 265. Кадр 278.

18 Приамурский Г.Г. Пороховское кладбище // Исторические кладбища Санкт-Петербурга. Изд. 2-е, дораб. И исп. – М.: Центрполиграф, 2011. – С. 614.

19 Краснолуцкий А.Ю. Охтинская энциклопедия. Малая Охта. – М.: Изд-во Центрполиграф, 2011. – С. 359.

20 Страницы истории храма Святого пророка Илии г. Санкт-Петербурга. – СПб., 2013. – С. 75.

 

Содержание раздела

Вы можете поддержать проекты нашего прихода несколькими способами: