Св. пророк Илия

наш небесный покровитель    Немного найдется таких святых, в чьей жизни так тесно переплелись бы судьбы Ветхого и Нового Заветов, как у пророка Илии. Родившийся за девять веков до пришествия в мир Христа Спасителя, пророк Илия видел славу Его Преображения на горе Фавор (Мф. 17, 3; Мк. 9, 4; Лк. 9, 30). Святой пророк первым в Ветхом Завете совершил чудо воскрешения мертвого (3 Цар. 17, 20–23) и сам был  живым взят на Небо. Это было прообразом грядущего Воскресения Христа и всеобщего разрушения владычества смерти.

    Его горячий призыв к покаянию и грозные обличения были обращены к современникам, его соотечественникам, погрязшим в нечестии и идолопоклонстве. Такие же обличения и призыв к покаянию услышат жители Земли перед Вторым пришествием Христовым. Тогда многие, уклонившись от истинной веры и благочестия, будут жить во тьме заблуждений и пороков. Как в Ветхом Завете, так и в Новозаветной Церкви святой пророк Илия почитается за свою несокрушимую твердость веры, безупречную строгость девственной жизни, огненную ревность о славе Божией. Его часто сравнивают с «величайшим из рожденных женами» Предтечей и Крестителем Господним Иоанном, о котором сказано, что он пришел «в духе и силе Илии» (Лк. 1, 17).

    Святой пророк Илия родился в X веке до Рождества Христова в Фесвии Галаадской, происходил из колена Левиина. По преданию, его отец Совах, при рождении сына, видел, как светлые ангелы беседовали с младенцем, пеленали его огнем и писали пламенем огненным. С юных лет святой Илия удалился на пустынную гору Кармил, где возрастал и укреплялся духовно, проводя жизнь в строгом посте, молитве и богомыслии. 

    После смерти царя Соломона (931 год до Р.Х.) государство разделилось на два царства: Иудейское – со столицей в Иерусалиме и Израильское – со столицей в Самарии. И если в Иудее в какой-то мере сохранялось прежнее благочестие, то Израильское царство очень быстро уклонилось от веры отцов к служению языческим богам. Особенно возросло нечестие при царе Ахаве, жена которого Иезавель, будучи язычницей, усиленно насаждала культ идола Ваала.

    Святой пророк Илия, ревнуя о славе Истинного Бога, выступил на общественное служение грозным и смелым обличителем резко усилившихся идолопоклонства и нравственной распущенности. Он объявил царю, что в наказание за беззакония израильтян длительное время не будет ни дождя, ни росы, и прекратится это бедствие только по молитве пророка (3 Цар. 17, 1). Ахав не послушался пророческого гласа и не раскаялся. Тогда грозный приговор святого Илии был приведен в исполнение – три с половиной года народ израильский страдал от зноя, засухи и голода.

                                                                                         Prorok Ilia      Сам пророк, по повелению Божию, укрылся от гнева единоплеменников и преследований Ахава в уединенном месте у потока Хораф, куда каждое утро и каждый вечер вороны приносили ему пищу – хлеб и мясо. По изъяснению святителя Иоанна Златоуста, Господь повелел заботиться о пропитании пророка именно воронам для того, чтобы научить его быть более милосердным и снисходительным. «Смотри, Илия, — говорит святитель как бы от лица Самого Бога, – на их (воронов) человеколюбие; те, которые не имеют любви к собственным птенцам, тебе служат, как гостеприимцы… Подражай перемене воронов, и будь снисходительным к иудеям».

    Примерно через год, когда высох поток Хораф, Господь послал пророка Илию в небольшой финикийский город Сарепту Сидонскую к бедной вдове, которая вместе со своим семейством находилась в крайней нужде. Пророк Илия, желая испытать веру и добродетель вдовицы, велел ей из последних запасов муки и масла испечь хлеб для него. Вдовица исполнила повеление, и ее самоотвержение не осталось без награды: по слову пророка, мука и масло в этом доме чудесным образом постоянно пополнялись во все время голода и засухи. Вскоре Господь послал новое испытание веры вдовы: умер ее сын. В безутешном горе она решила, что святость пророка Илии, несовместимая с ее греховной жизнью, стала причиной смерти отрока. Вместо ответа святой пророк взял на руки ее умершего сына и после троекратной усиленной молитвы воскресил его (3 Цар. 17, 17–24).