Сто рублей за открытие

На фото: Иван Никонович Захаров и его жена Мария Абрамовна (крайняя справа) с детьми. Пороховые, начало ХХ в. ФОТО из архива автора

Имя ученого и изобретателя Ивана Никоновича Захарова, трудившегося на Охтинском пороховом заводе, долгие годы было предано забвению. И лишь недавние архивные находки позволили пролить свет на судьбу этого человека и его роль в развитии отечественной военной промышленности.

Иван Никонович родился 150 лет назад, в 1866 году, в Смоленской губернии, но с детских лет жил на Пороховых близ Петербурга, куда переехала его семья. Переезд был связан с военной службой отца - бомбардира лейб-гвардии второй артиллерийской бригады. После ранней смерти отца Иван и его братья, невзирая на малолетство, были вынуждены устроиться на работу. Детский труд был широко распространен на Охтинском пороховом заводе, оплачивался он скудно.

В двадцать лет ему удалось поступить в Пиротехническую артиллерийскую школу - учебное заведение для подготовки обер-фейерверкеров. Так называли в XIX веке унтер-офицеров в любых артиллерийских воинских частях (изначально это был чин в «потешных» полках, возможно, отсюда и его название). В армии они исполняли обязанности начальников орудий и наблюдателей за артиллерийскими расчетами, а на военных предприятиях трудились лаборантами и начальниками производственных участков. Пиротехническую школу окончили многие сотрудники Охтинского порохового завода.

Иван Захаров выпустился из школы в 1890 году в звании обер-фейерверкера 2-го разряда. Первым местом его службы стала Кронштадтская крепость, но в 1891 году его перевели на Охтинский пороховой завод и назначили в мастерскую по сушке пироксилина (взрывчатого вещества, используемого при производстве пороха), которую мастера называли «сушилкой». Это было одно из самых опасных мест на заводе. Пироксилин в те времена сушили примитивным способом - при высокой температуре в лотках, куда его насыпали в больших количествах. Чувствительный к ударам и трению, в нагретом воздухе пироксилин мог самовозгореться, тогда происходил взрыв.

На Охтинском заводе так происходило не раз. В том числе и в сентябре 1885 года, когда погибли брат Ивана Захарова Михаил и трое его товарищей, старшему из которых было только сорок лет, а младшему - девятнадцать. Много лет спустя Иван Никонович вспоминал, что трагическая участь брата, а также страх за собственную жизнь подтолкнули его к поиску методов безопасной сушки пироксилина.

Несколько месяцев он проводил самостоятельные опыты, после чего представил начальству доклад о возможности обезвоживания пироксилина с помощью спирта.

Однако новый способ далеко не сразу был принят на заводе. В марте 1892 года в сушилке произошел очередной взрыв, унесший жизни девяти человек. Захаров уцелел чудом: в тот день он отпросился по делам в город. В мастерской он оставил свою шинель, и его сначала сочли погибшим.

Очевидно, эта трагедия ускорила внедрение нового способа сушки пироксилина, и уже к середине 1890-х годов изобретение Захарова стали использовать на Охтинском, а затем и на других пороховых заводах.

Сам Иван Никонович в 1894 году за свое изобретение был награжден сторублевой премией и удостоился знака отличия ордена Св. Анны («Аннинской медали» - награды для низших чинов за особые, не боевые, заслуги). Старшие офицеры в подобных случаях удостаивались более щедрых наград, и Иван Никонович считал себя обиженным. Но изобретение и последующая награда стали для него «путевкой в жизнь»: его стали повышать по службе, дети получили блестящее образование за казенный счет. Незадолго до Октябрьской революции он дослужился до чина полковника.

Жила семья Захаровых в казенной квартире в доме № 40 по Капсюльному шоссе. Жена изобретателя была коренной пороховчанкой, ее предки стали служить на Охтинском заводе в начале XIX века. С Иваном Никоновичем у них были пятеро детей. Сыновья окончили Первый кадетский корпус в Петербурге и участвовали в Первой мировой войне.

После революции сыновья как бывшие царские офицеры не могли устроиться на работу. Старший сын эмигрировал. Главе семейства, уже тяжело больному, пришлось продолжать работу на заводе. В 1920 году ему предоставили возможность заниматься самостоятельными лабораторными исследованиями по электрохимии.

В 1925 году изобретатель вышел на пенсию. После этого он лишился казенного жилья на Капсюльном шоссе и переехал в коммунальную квартиру в доме № 54 по улице Красных Зорь (так тогда называлась часть Каменноостровского проспекта от Невы до Малой Невки), где жили его дочери. Последние годы он тяжело болел: причиной была контузия от взрыва, полученная при исполнении служебных обязанностей. 11 мая 1929 года Иван Захаров скончался и был погребен на Пороховском кладбище, где покоятся многие его родственники и коллеги. Могила изобретателя, расположенная на Главной аллее старинного некрополя, сохранилась до настоящего времени.

Также о судьбе Ивана Никоновича Захарова Вы можете прочесть в более ранней статье на нашем сайте.


Данная статья о. Павла Кадосова впервые представлена на сайте газеты "Санкт-Петербургские ведомости". Запись от 07.10.2016г.

Содержание раздела

Вы можете поддержать проекты нашего прихода несколькими способами: