Легенды и были ИльинкиИстория Малой Охты и Пороховых

Легенды и были Ильинской Слободы

    (Полный авторский вариант)

    (1715–1850)

    Санкт–Петербург
         2009

Предисловие

      В 1993–1994 годах автор, будучи тогда ещё в дьяконском сане, опубликовал в районной газете «Охта» четыре очерка под общим названием «Легенды и были Ильинской слободы», в которых попытался собрать вместе и вытащить на свет Божий разрозненные сведения по истории храма Ильи пророка на Пороховых. Газетный формат располагал к разговорно-журналистскому стилю и освобождал от необходимости снабжать исследование справочным аппаратом. Очерки описывали события в хронологическом порядке от создания Пороховых заводов по окончание царствования императора Николая I, т.е. до середины XIX века.

     Первоначальные планы автора не ограничивались этим временным рубежом, но сан священника, возложенный на него как раз в 1994 году заставил его пересмотреть свой временной бюджет, по-иному расставить приоритеты. Краеведение отошло на второй план. Учитывая, что за прошедшие годы интерес к скромному его труду никогда не иссякал вовсе, а старые газеты на глазах превратились в раритет, автор и взял на себя труд собрать труды восьмилетней давности воедино и напечатать их хотя бы для родной приходской библиотеки. При редактировании в текст были внесены изменения и дополнения, затрагивающие не более десятой части его объёма.

     Автор благодарит прихожанку нашего храма Ирину Алексеевну Бусурину за техническую помощь в напечатании текста, в результате чего этот скромный подарок приходу к наступающему 300-летию града Петрова стал возможным.

Иерей  Игорь Александров  05.12.2002

     К двадцатилетию возобновления богослужений в главном храме святого пророка Илии текст был вновь пересмотрен. В него были внесены незначительные поправки, учитывающие перемены в состоянии исторических объектов. В то же время вступление и заключение остались без изменений и отражают ситуацию 1993–1994 годов.

Протоиерей  Игорь Александров   13.07.2009

      Не все плохо и в наше время. Заметное оживление наблюдается в той области жизни, которую называют краеведением: в школах вводятся уроки истории города, появляются в периодике статьи о былой жизни Санкт-Петербурга. Не может стоять совершенно в стороне от этой «краеведческой контрреволюции» и Церковь. Не может и объективно, ибо внутренний смысл краеведения – передача добра, восстановление «связи времен», а никакое преемство добра невозможно в этом мире без божественного освящения; и субъективно-практически, ибо и сама Церковь имеет то, что в узком смысле называется церковной историей, со своими внутренними закономерностями, фактами, именами и датами. Поэтому, то, что церковнослужитель пытается писать нечто о прошлом своего Пороховского прихода, – это нормально. Другой вопрос – насколько профессионально он это делает. Об этом судить читателям. Во всяком случае, автор будет только благодарен за все дополнения и уточнения к этим заметкам, особенно за живые свидетельства по советскому периоду. И, возможно, что-то из легенд предстанет в новом свете и окажется былью, и, наоборот, были, при пристрастном рассмотрении, отойдут в область легендарного.
 

     Вся  история  храма  Илии  пророка,  который  и  является  главным  героем  нашего повествования, до 1918 года связана с историей Охтинских пороховых заводов. Это был заводской храм, средства на его содержание выделяло Главное артиллерийское управление, к которому относились заводы. Священники были включены в штат завода наряду с врачами и фельдшерами, поскольку не только тело нуждается в лечении, но и душа.

       Пороховые заводы лишь на двенадцать лет моложе нашего города. Новорожденному Петербургу – любимому дитяти царя, требовалась защита. Порох лучше было изготавливать на месте, поэтому уже в 1710 году на Петербургской стороне появляются казенные пороховые заводы. На них источником энергии для толчей служит лошадиная и человеческая сила. Петр I ищет природные источники энергии и находит их: в 1715 году строятся плотины на реках Охте и Луппе, в 1721 году – на реке Сестре. И там, и там основываются пороховые заводы. Теперь дело за специалистами. И они переводятся в Петербург с заводов, существовавших в окрестностях Москвы. Естественно, основывая новые поселения, русский человек наряду с жилыми строениями рубил сразу и часовенку, пускай маленькую, временную. На церковь же и на содержание при ней священника средств у переведенцев не было, что и побудило их обратиться в Главную артиллерийскую канцелярию с таким прошением: «В прошлом 1715 г. высланы  мы,  пороховые,  селитерные  мастера …  из Москвы  в С.-Петербург  на вечное  житье  с женами  и с детьми  и определены  на Охтенские пороховые заводы к работе, а от С.-Петербурга в дальнем расстоянии в 10 верстах, а церкви Божией у нас на оных заводах нет, понеже мы имеем в том немалую нужду душевную, жены и дети наши такожде, и мы при пороховой работе у смертного дела помираем без покаяния и без причастия Христовых таин… чтобы нам повелено было построить церковь, которая часовня построена, чтобы оной часовне быть церковью и отпустить бы из правительствующего духовного Синода повелительный указ о освящении оной, дабы души наши вотще не отпали».

      В 1722 году на Пороховых освящается первая церковь во имя Пророка Илии. Выбор святого не был случайным. Илия – огненный пророк, повелевавший огню сойти на жертвенник и в пламени вознесенный на небеса, был, конечно, самым подходящим молитвенником за отчаянных ребят-пороходелов.

      Церковь находилась не там, где сейчас, а ближе к Охте, примерно на месте прямоугольной клумбы. Была она, естественно, деревянной и, если верить рисунку в книге Богданова и Рубана о Санкт-Петербурге (1779 год), имела две маковки со шпилями – над основным объемом и в западной части, как, впрочем, и большинство храмов петровской эпохи.



Другие материалы раздела: На службу спустя годы разрухи »

Содержание раздела

Вы можете поддержать проекты нашего прихода несколькими способами: